Камбоджа прощается с Нородомом Сиануком

Нородом Сианук будет кремирован в Пном Пене

4 февраля 2013 г. в Камбодже пройдет грандиозная траурная церемония – кремация останков бывшего короля Нородома Сианука. Из королевского дворца его катафалк проследует сначала в главный буддийский храм Онналоум, затем на гору Доун Пень, являющуюся символом кхмерской столицы, а далее по проспекту имени короля Нородома, приходящегося покойному дедом, к крематорию, сооруженному специально по этому случаю неподалеку от дворца.

Нородом Сианук (1922–2012) скончался от сердечного приступа 15 октября прошлого года в Пекине, не дожив 16 дней до своего 90-летия. Это случилось в последний день камбоджийского праздника поминовения усопших. 17 октября его тело с почестями было доставлено в Пномпень. Сотни тысяч кхмеров собрались на площади перед королевским дворцом, чтобы проститься со своим кумиром. Многие восприняли кончину Нородома Сианука как потерю родного отца. Сотни молодых людей постриглись в монахи в знак траура. Члены королевской семьи признавались, что не ожидали таких проявлений любви к покойному.

Политический феномен Н.Сианука неотделим от новейшей истории Камбоджи. Кем был этот деятель для соплеменников? Если коротко, то в 18 лет – королем, в 31 год – «отцом независимости», в 32 года – монархом, отрекшимся от престола, в 38 лет – главой независимого государства, в 69 лет – символом национального примирения, в 71 год – снова королем, в 82 года – королем-отцом, а в общем и целом – виднейшим национальным лидером.

Богатая на события политическая биография Н.Сианука дает достаточно поводов для критики и напоминаний о совершенных им ошибках. Однако при этом и рядовые граждане, и представители политических элит воспринимают эту личность как поистине исключительную. Настроения, охватившие общество в октябре прошлого года, выразил премьер-министр Хун Сен: у кхмеров, сказал он, уже не будет короля, который сыграет сопоставимую роль в истории страны.

Нородом Сианук взошел на престол 22 октября 1941 г. В то тяжелое для французской колониальной администрации время она предпочитала видеть на троне юнца, которым было бы легко манипулировать. Вспоминая себя в молодые годы, Н.Сианук и сам признавался, что на первом месте у него были девушки, автомобили и кинематограф.

Однако стоило ему почувствовать вкус к политике, как способности и амбиции дали знать о себе. В начале 1950-х годов он перехватил инициативу у местных политических партий и лично возглавил «Королевский поход за независимость» – дипломатическую кампанию, по итогам которой 9 ноября 1953 года Камбоджа стала независимым королевством.

Став «отцом независимости», Н.Сианук получил уникальную возможность приступить к преобразованию общества без серьезной конкуренции со стороны политических оппонентов и в условиях широкой поддержки снизу.

В марте 1955 г., будучи объектом всеобщего поклонения, он отрекся от престола в пользу своего отца Нородома Сурамарита. Отказавшись от чисто символических королевских полномочий, он обрел реальную власть. В том же 1955 г. Н.Сианук создал массовую организацию Сангкум Риех Нийюм (Народно-социалистическое сообщество), которая доминировала на политической арене страны в течение 15 лет. Первое десятилетие ее деятельности было, пожалуй, наиболее плодотворным в плане государственно-политического, экономического и культурного строительства.

В разгар холодной войны Н.Сианук имел мужество взять курс на нейтралитет во внешнеполитических делах, представить его как условие сохранения независимости Камбоджи. То более, то менее успешно он пытался лавировать между двумя блоками, надеясь извлечь из этого выгоды для своей страны. Какое-то время Камбоджа оставалась «мирным оазисом» в регионе, объятом пламенем Второй Индокитайской войны, а ее лидер не боялся открыто осуждать американскую политику в ЮВА.

Именно этот период (наиболее мифологизированный в восприятии современных кхмеров) видится многим представителям старшего поколения подобием «золотого века», когда они наслаждались миром и благополучием.

Популярность Н.Сианука достигла в это время наивысшей точки. Не жалея усилий для формирования собственного культа, он не менее трех дней в неделю проводил в провинциях. Посещая деревни, он работал в поле и рыл оросительные каналы вместе с крестьянами, к представителям молодежных организаций выходил, облаченный в их униформу. Фотографии с подобных мероприятий печатались во всех газетах, закрепляя в массовом сознании образ великого, но простого и заботливого вождя-популиста. В народе его называли Самдеть Эу – «принц-отец».

Личное обаяние, ораторский дар и острый ум уживались в Нородоме Сиануке с безапелляционностью, тщеславием, капризами. По меткому выражению одной из его родственниц, «Сианук – всегда разный. Его характер – это характер королей и избалованных детей». Эти негативные черты стали заметнее с середины 1960-х годов: он все реже прислушивался к мнению советников, отдавал указания, полагаясь больше на эмоции, чем на здравый смысл. Его непродуманные решения о национализации банков и внешней торговли в 1963–1965 гг. привели к серьезному росту социальной напряженности и в городе, и в деревне. Принц же как-то некстати увлекся кинематографом. Это было поистине авторское кино: в таких фильмах, как «Апсара», «Тени над Ангкором» и «Маленький принц», Н.Сианук был и сценаристом, и режиссером, и композитором, и исполнителем главных ролей. Под его патронажем в Пномпене проходили международные кинофестивали. Все это недешево обходилось казне, но отчасти помогало забыть о том, что страна все глубже втягивается в Индокитайскую войну.

В 1970 году в Камбодже произошел военный переворот. Символом борьбы против нового проамериканского режима стал свергнутый правитель, получивший поддержку вооруженных повстанцев-маоистов – своих недавних врагов, которых он сам же и прозвал когда-то «красными кхмерами».

Никаких иллюзий по поводу прочности этого союза он не питал. «Они выплюнут меня как косточку от черешни, когда придут к власти, ведь я им буду больше не нужен», – говорил принц своим близким. Но и его прозорливости не хватило, чтобы предвидеть все ужасы правления «красных кхмеров» после того, как в 1975 году они вступили в Пномпень. От их рук погибло более десяти членов королевской семьи. Н.Сианука же взяли под строгий домашний арест и освободили лишь незадолго до падения кровавой диктатуры.

Кто бы мог подумать, что после этого у «красных кхмеров» и их бывшего узника найдется нечто общее? Однако они сошлись опять – теперь уже на почве неприятия вьетнамского военного присутствия в Народной Республике Кампучия. Обвинения в неразборчивости буквально сыпались на Н.Сианука: ведь его новые (они же – старые) партнеры погубили свыше двух миллионов сограждан. Тот факт, что в 1980-е годы «красных кхмеров» поддерживала немалая часть мирового сообщества во главе с США и Китаем, не столько оправдывает принца, сколько напоминает о двойных стандартах, пронизывающих весь мир большой политики.

Сколь бы гибок и прагматичен ни был Н.Сианук, труднейшее решение о сотрудничестве с «красными кхмерами» вряд ли принималось им на основе «голой» политической целесообразности. Что бы ни говорили о нем критики, заповеди буддизма не были для него пустым звуком, а традиционные кхмерские представления о миссии монарха как верховного устроителя общественной гармонии, умеющего обуздывать вражду и примирять неуступчивых противников, давали ему внутреннюю точку опоры. Не будь этого, камбоджийцы, скорее всего, не вняли бы призыву к национальному примирению, с которым Н.Сианук обратился к ним в начале 1990-х годов. Когда он вновь короновался в 1993 г., возрождение монархии было воспринято народом как шаг к восстановлению исторической преемственности и мира после затяжной полосы потрясений и невзгод.

На рубеже веков политический процесс в Камбодже развивался при весьма активной посреднической роли монарха. Коалиционные правительства, сформированные по итогам всеобщих выборов 1993, 1998 и 2003 гг., рождались вследствие компромиссов, предложенных Н.Сиануком и скрепленных его авторитетом.

В то время как комментаторы удивлялись политическому долголетию Н.Сианука, сам он все чаще сравнивал свою жизнь с заходящим солнцем. Мужественно сражаясь с тяжелейшим недугом, он подолгу лечился в КНР. С 2004 года, когда он отрекся от престола в пользу своего сына Нородома Сиамони, он пользовался титулом короля-отца и носил его до конца своих дней.

До настоящего времени самым почитаемым правителем в многовековой истории кхмерской цивилизации считался Джайяварман VII – творец великого Ангкора. Теперь в одном ряду с этим легендарным именем встало имя Нородома Сианука – создателя независимого камбоджийского государства в ХХ веке.

Н.Н.БЕКТИМИРОВА,
д.и.н., профессор, зав. кафедрой ИСАА МГУ
(специально для Центра АСЕАН)

Те, кого интересует политическая биография Нородом Сианука, могут обратиться к следующим работам отечественных авторов:

  • Н.Н.Бектимирова
    Кризис и падение монархического режима в Кампучии. М., «Наука», 1987.
  • Н.Н.Бектимирова, Ю.П.Дементьев, Е.В.Кобелев
    Новейшая история Кампучии. М., «Наука», 1989.
  • Н.Н.Бектимирова, В.А.Дольникова
    Альтернативные пути демократизации. На примере Камбоджи и Таиланда. М., URSS, 2009.
  • Д.В.Мосяков
    История Камбоджи. ХХ век. М., ИВ РАН, 2010.

Источник: http://asean.mgimo.ru/ru/161-kambodzha-proshchaetsya-s-norodomom-sianukom